«Бульварные ужасы» — состоявшаяся «Лига выдающихся джентльменов»

bul'varnye-uzhasy-strashnye-skazki-groshovye-uzhasy-uzhasy-po-deshjovke-vanessa-ajvz-itan-chendler-malkol'm-mjurrej-brona-kroft

Приветствую, коллеги. Настало время ужасов и по традиции, начну с названия. «Penny Dreadful» можно перевести по-всякому: «Грошовые ужасы», «Ужасы по дешёвке», самый же удачный вариант я задействовал в заглавии. Но российские переводчики, как обычно, стремятся всё исковеркать на свой лад. Так, «Бульварные ужасы» превратились в «Страшные сказки». Ну да ладно, ведь я делаю данное вступление не для того, чтобы помянуть их недобрым словом, а для того, чтобы напомнить вам и в первую очередь себе о том, что названия, прежде всего, это маркетинговый инструмент. Всё остальное уходит на вторые планы. Всё-таки, я надеюсь, там работают не глупые люди, профессиональны своего дела, которым виднее, какой вариант тайтла способен привлечь большее количество зрителей. А мы с вами не будем на них смотреть. Мы будем переводить так, как правильно, как задумывалось создателями. Что ж, добро пожаловать в обитель теней. В Демимонд — полусвет, что находится между нашими знаниями и нашими страхами.


Что же такое «Бульварные ужасы»? Помните, в 2003 году году вышел фильм, поставивший крест на карьере Шона Коннери («Неприкасаемые», «Скала»). «Лига выдающихся джентльменов» — скверное кино, обладающее разве что одним неоспоримым достоинством, заключавшимся в идее, которая на тот момент была ещё свежа и вполне оригинальна (успех Мстителей изменил ситуацию, превратив эту нетипичную задумку в заурядную). Картина стала платформой, на которой было сведено сразу несколько популярных героев приключенческой, мистической литературы: Аллан Квотермейн, капитан Немо, Человек-невидимка, Дориан Грей, доктор Джекил и мистер Хайд, вампирша Мина Харкер и Том Сойер. Так вот, обозреваемый сериал есть не что иное, как аналогия «Лиги…», только на этот раз, поданная с другого, гораздо более удачного ракурса. Здесь вы увидите: прекрасную мадемуазель одержимую самим Дьяволом, страшащегося своей природы оборотня, сэра Малкольма Мюррея (аля Аллан Квотермейн), доктора Франкенштейна и его творение, Дориана Грея, Ван Хельсинга и других.

Слева направо: Итан Чендлер (Джош Хартнетт), Виктор Франкенштейн (Гарри Тредэвэй), Ванесса Айвз (Ева Грин) и Малкольм Мюррей (Тимоти Далтон).

Слева направо: Итан Чендлер (Джош Хартнетт), Виктор Франкенштейн (Гарри Тредэвэй), Ванесса Айвз (Ева Грин) и Малкольм Мюррей (Тимоти Далтон).

И надо сказать, друзья, сериал стоящий. Первое, что в нём подкупает, это количество серий. Их не 22, не 23, как в большинстве второсортных поделок, где историю допридумывают на ходу, снимая по 7, 8 сезонов. «Почему нет?», — думают создатели. «Рейтинги высокие, пипл хавает, будем клепать дальше, высасывая последние капли здравого смысла». В «Бульварных ужасах» ситуация не такая. Серий там не 20 с лишним, их 8. Это говорит о том, что сериал рассчитан на качество, не на количество. «Настоящий детектив» — ближайший пример того же, 2014 года. В нём также 8 серий. А теперь взгляните на актёрский состав. Мэттью МакКонахи («Линкольн для адвоката»), Вуди Харрельсон («Голодные игры») и Мишель Монахэн («Исходный код») — всемирно известные, востребованные киноактёры, которым нафиг не сдались сериалы. Так почему же они выбрали «Настоящий детектив»? Сценарий, интересные герои, вера в успех проекта и огонёк в глазах создателей — вот, что сподвигло их, небожителей, спуститься из кино в сериалы. Актёрский ансамбль «Бульварных ужасов» ни на грамм не уступает составу «Настоящего детектива». Только взгляните на эти имена: Ева Грин («Казино Рояль»), Джош Хартнетт («Счастливое число Слевина»), Тимоти Далтон («Лицензия на убийство»), Рори Киннер («Чёрное зеркало»), Гарри Тредэвэй («Контроль») и Рив Карни. Все выкладывались по полной. Я буквально ощущал их старания, их отдачу и веру в материал. Ни про кого нельзя сказать, что он выпал на фоне остальных, или схалтурил. У всех были свои, особые эпизоды, в которых каждый из них был особенно ярок. Не стану останавливаться на каждом, дабы вас не утомить. Но двоих я выделить просто обязан.


bul'varnye-uzhasy-strashnye-skazki-groshovye-uzhasy-uzhasy-po-deshjovke-vanessa-ajvz-eva-grin

Ева, Ева Грин — ндаа! Что творит эта чертовка. С первых же кадров захватывает внимание, давая понять, что в ней сидит нечто гадкое. Честно говоря, я не любитель хоррор жанра, страшно мне 🙂 Поэтому я не сведущ в том, насколько хорошо актрисы исполняют сцены одержимости. Но то, что вытворяла Ева — это было поистине жутко. Да что жутко, это было ужасно до дрожи! Она вгоняла меня в мандраж. Её Ванесса настолько полярна, что становилось не по себе. От спокойной, кроткой, уверенной и очень нежной женщины, к которой тянешься; до гадкой змеи, в чьём взгляде отчётливо видна одержимость пороком, бесом, похотью и, от которой хотелось, как можно скорее унести ноги. Когда я думал: «О Господи! Хватит. Ну всё, дальше уже некуда.» Ага, конечно. Всегда, всегда было куда дальше. Это какой же бесстрашной нужно быть, чтобы вытворять с собой такое?! И я очень сильно удивлён, что её даже не номинировали на премию Эмми (телевизионный эквивалент Оскара). Кстати, обратите внимание на её походку. Движется так плавно и неторопливо, будто и вовсе не наступает, а парит над землёй подобно приведению.


Итан (Джош Хартнетт), прогуливаясь по главному залу особняка Дориана, залу, увешанному портретами, спрашивает у него: «Есть любимая?» Дориан (Рив Карни): «Есть. Но её здесь нет.» Итан: «Видал я как-то рисунки, вот они мне по сердцу. Не знаю, искусство ли это. Есть деревня Анасази, в Колорадо. Это индейское племя, они… вымерли… давным-давно. Они выстроили… деревню… на склоне горы в скалах. На камнях остались их рисунки, им тысяча лет. Людей нет, только звери. Солнце. Луна. Всё, что им было важно… запомнить.» Дориан: «Что в них такого?» Итан: «Они просты. Нет, они честны.»

bul'varnye-uzhasy-strashnye-skazki-groshovye-uzhasy-uzhasy-po-deshjovke-dzhosh-hartnett-itan-chendler

После этого диалога я готов был зааплодировать Джошу Хартнетту. Он так отыграл этот момент, что мне самому захотелось играть в театре. Я не оговорился, именно в театре. Потому, что от этой сцены прямо веяло театральностью, не кинематографичностью. И мелодия, звучащая в этом эпизоде — идеально вписалась, дополнив проникновенность этого мгновения. Вообще, саундтрек Абеля Коженёвски («Одинокий мужчина») чудесен, и он очень гармонично пронизан сквозь это сверхъестественное полотно, добавляя насыщенности как драматичным, так и светлым моментам. К примеру, вот мой любимый трек. В нём достаточно ясно слышна тема рассвета, зарождения чего-то нового, лёгкого и свежего. Будто погода прояснилась после затяжной мрачной завесы и начался освежающий, мелкий солнечный дождик.


bul'varnye-uzhasy-strashnye-skazki-groshovye-uzhasy-uzhasy-po-deshjovke-grand-gin'on-alan-armstrong-vinsent-brjend

Коль уж я затронул тему театра, то я просто не могу не отметить с какой же полнотой и любовью он преподнесён. Гранд Гиньон стал центром волшебства. Камера лихо летала по его помещениям, демонстрируя как работает этот сложный организм. Начиная от закулисных работ, заканчивая суетой в зрительском зале. В общем, создатели показали его в разрезе, причём так вкусно, что у меня появилось настойчивое желание в ближайшее время заглянуть на один из спектаклей. Всё-таки в Питере живу, чёрт подери! Как можно жить в Санкт-Петербурге, не посещая при этом театров?! Это же аморально.

Ещё одна немаловажная приятность сериала, его место действия. Лондон XIX века придаёт всему происходящему ещё большей загадочности, инфернальности и поэтичности. Он промозглый, туманный, местами очень грязный и холодный — идеальная локация для сериала о мистике. Весь этот прекрасный интерьер и костюмы того времени всегда привлекали моё внимание.


bul'varnye-uzhasy-strashnye-skazki-groshovye-uzhasy-uzhasy-po-deshjovke-eva-grin-vanessa-ajvz-riv-karni-dorian-grej

И самое главное — герои. Я с огромным интересом наблюдал за их взаимодействием, ведь каждый из них уникален по-своему. Их многогранность, непохожесть за счёт разнородного бэкграунда — вот, что делает просмотр особенно занимательным. Персонажи не картонные, они живые! Правда в том, что мы, люди, лажаем все без исключения, а они и вовсе, ошибаются, допуская такие ошибки, после которых оборачиваться страшно.

Что касается негативных аспектов, то такие здесь редки, но бьют они так метко, что, в итоге, оборачиваются серьёзными недостатками, на которые просто невозможно закрыть глаза. Здесь я их расписывать не буду по причине неминуемых спойлеров. И вообще, пора закругляться.

Итан Чендлер (Джош Хартнетт) и Виктор Франкенштейн (Гарри Тредэвэй) - практика в стрельбе и эмоциональная разрядка между ужасными событиями.

Итан Чендлер (Джош Хартнетт) и Виктор Франкенштейн (Гарри Тредэвэй) — практика в стрельбе и эмоциональная разрядка между ужасными событиями.

На последок я хочу выделить две серии, которые для меня стоят особняком. Пятый эпизод среди остальных получился самым обособленным, и он хорош настолько, что в конце у меня сложилось впечатление, будто я посмотрел полноценный кинофильм. И седьмой эпизод, который особо примечателен тем, что он не только самый жуткий, но и тем, что за весь сериал именно в нём впервые появляется юмор, причём весьма достойный. Авторы прибегают к нему не для галочки, а потому, что он служит в качестве спасательного кислорода, дающего передохнуть от беспросветного мрачвагена, коим эта серия наполнена до самых краёв.

Итог. Сериал «Бульварные ужасы» уже после первого сезона стал для меня особенным хотя бы потому, что он познакомил меня не только с поэтами старого романтизма: Шелли, Китсом и Вордсвортом; не только с английским трагиком, Генри Ирвингом, но и с основателем «новой драмы», Генриком Ибсеном. Коллеги, это один из тех сериалов, которому стоит дать шанс. Ознакомьтесь с пилотной (первой) серией, в конце которой есть момент, охватывающий с головой — настоящая магия кино. И если он вас не проймёт, то это не ваш сериал.

P. S. Сегодня вышла третья серия второго сезона. Уже завтра я выложу на них отзыв со спойлерами, включая претензии, возникшие к первому. Поэтому оставайтесь с «Толк в кино». Обещаю, будет интересно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.